Как розыск Латушко связан с полётами Навального — и что теперь грозит беларуским лидерам? Разобрались

Боль • редакция KYKY

Если бы возвращение Алексея Навального в Россию показывали в кинотеатрах, оно бы поставило рекорд по бокс-офису за прошедший уикенд. Правда, Кремль держал саспенс недолго – политика задержали на паспортном контроле прямо в аэропорту. Беларусы, разумеется, тут же начали обсуждать возвращение в страну Тихановской и Латушко. KYKY разобрался, чем может закончиться сюжет этого спин-оффа.

Предыстория: Навальный находился в Германии с августа 2020 года, его вывезли туда в бессознательном состоянии на лечение, после отравления ядом из группы «Новичок». Решение о возращении домой политик озвучил 13 января – 14 января стало известно, что Навальный с 29 декабря 2020-го объявлен в розыск из-за «дела «Ив Роше»

Несмотря на это, 17 января Навальный вместе с женой сел в самолет и отправился в Москву. Его боинг должен был приземлиться во «Внуково», куда встречать политика пришли несколько тысяч человек. В аэропорт подъехал и ОМОН, начались жесткие задержания. Люди кричали силовикам «Фашисты!» и пели «Перемен». В итоге рейс Навального около часа кружил над Москвой, а потом сел в «Шереметьево». Выйдя из самолета, Навальный сказал журналистам, что ничего не боится – буквально через несколько минут его задержали. Сегодня стало известно, что суд арестовал его на 30 суток.

А теперь рассказываем, к каким выводам пришли беларусы, узнав историю Навального. 

Вывод 1. Тихановской не стоит возращаться в Беларусь 

Как только Навальный заявил о своем возращении в Россию, в беларуских соцсетях возник спор: а надо ли возвращаться домой Светлане Тихановской? Ведь она, как и Навальный, лидер протестного движения. Первым – еще до захода Навального на посадку в «Шереметьево» – этим вопросом задался основатель «Беларуского свободного театра» Николай Халезин. Он устроил в своем телеграм-канале опрос. 68% его читателей ответили, что, будь они на месте Тихановской, не вернулись бы в Беларусь. 

Когда стало известно, что Навального по прилете задержали, аналогичный опрос в своем канале устроил блогер Антон Мотолько. 89% его аудитории ответили, что Светлане пока не стоит возвращаться домой. 

Политический обозреватель Артрем Шрайбман не просто согласился с тем, что Тихановской не стоит возвращаться домой, но и детально объяснил, почему ей это не выгодно: «Тихановская и Навальный играют в разных лигах. Он полноценный политик и хочет им оставаться, она – человек-символ, аватар беларуского протеста, которая никогда не хотела этим протестом руководить и не руководила. За Светлану почти никто не голосовал как за будущего президента. За нее голосовали как за компромиссный путь к избавлению от нынешнего. У нее нет своего электората, она – сумма электоратов ее мужа, Бабарико, Цепкало и традиционной оппозиции. 

Функция Навального – борьба за власть, то есть наращивание своего политического капитала внутри страны. Это практически невозможно из эмиграции. На двух Лениных и Хомейни история знает сотни забытых полит.эмигрантов. Навальный показал, что готов на максимальные жертвы ради своей борьбы. А политика и есть борьба воль. Его сторонники и потенциальные сторонники это оценят. Этот рискованный ход – инвестиция в его политическую карьеру через N лет. Функция Тихановской – репрезентация беларуского протеста. Ей не нужно наращивать свой капитал внутри страны. Ей никуда не надо избираться после ухода этой власти, ей не нужен рейтинг. Особенно ценой оставления своих детей без обоих родителей, возможно, на долгие месяцы. Сам ее приезд и арест сегодня способны стать триггером протестов на несколько дней. По всей стране выйдут цепочки солидарности, против властей усилят санкции. Перевешивает ли это ее международную активность сегодня? Очень сомневаюсь. В этом смысле ее приезд был бы полетом камикадзе, но даже не во вражеский авианосец, а в гору на вражеской территории. Ярко и красиво, но туповато.

Вывод 2. А вот Латушко – в теории мог бы. Но уже попал в розыск

Шрайбман написал и о других политиках, которые сейчас ведут борьбу за Новую Беларусь за границей: «А вот кому можно подумать о повторении пути Навального – так это тем беларуским эмигрантам, кто хочет заниматься политикой в Беларуси в будущем. Речь о Павле Латушко, Валерии или Веронике Цепкало, Ольге Ковальковой, возможно, Вадиме Прокопьеве. Их международная «польза» для протеста почти исчерпана. На встречи с лидерами ездит в основном Тихановская и ее команда. Медийное присутствие остальных эмигрантов скоро ограничится их блогами, ютуб-каналами и редкими интервью».

Но позже в сети появилась новость о том, что Генеральная прокуратура инициировала международный розыск Павла Латушко. И уже направила в Интерпол соответствующий пакет документов. Тут надо пояснить, что в отношении Латушко в рамках уголовного дела инкриминировано совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 357, ч. 1 ст. 361−1 и ч. 3 ст. 361 (заговоры, захваты власти и т.п.). 

По сути, если сейчас Латушко соберется домой, мы уже знаем, что его, скорее всего, задержат еще в аэропорту. Директор аналитического центра EAST Андрей Елисеев объяснил KYKY, что грозит руководителю НАУ прямо сейчас в Европе: «Вероятность, что Латушко действительно объявят в международный розыск я бы оценил на 2 балла по шкале от 1 до 10. Интерпол проверяет и аннулирует запросы о поимке оппозиционеров по сфабрикованным обвинениям. То есть, по-хорошему, он включать Латушко в систему не должен. Но поскольку запросов из разных стран много, то возможностей оперативной проверки у Интерпола не хватает. 

Предельно маловероятно, что Латушко включат в международный розыск по линии Интерпола. Однако, есть смысл избегать поездок в государства с тесными политическими связями с Беларусью (типа стран Персидского залива).

Не думаю, что Павла могут задержать в центре Вильнюса и доставить в Минск. Но инцидент с кратковременным задержанием и перепроверкой обстоятельств (без последующей экстрадиции в Беларусь) даже в западной стране полностью не исключен.

Не думаю, что Генпрокуратура блефует – ей не составит труда оформить формальные запросы в Интерпол по ряду лиц. Точно так же, как в 2011 году им не составило труда направить запросы в министерства юстиции ряда стран ЕС по Алесю Беляцкому – и достичь своей цели». 

Сам Латушко проккоментировал новость так: «Вызывает сожаление, что в Беларуси совершаются реальные уголовные преступления: людей убивают, избивают, подвергают пыткам и сексуальному насилию, но против лиц, виновных в этом, уголовные дела не возбуждаются. А в отношение тех лиц, которые открыто выражают протест против массового нарушения прав человека и репрессий, уголовные дела заводятся быстро и легко. Это то же самое, что перевернуть Уголовный кодекс вверх ногами и начать читать его с последней страницы. К сожалению, закон давно перестал существовать в нашей стране».

Вывод 3. Навальный повторяет за Колесниковой, а Кремль – за Лукашенко 

«Есть соперник – посади соперника. Путин учится у простейших. Не читавшие книг – получают урок. Власть – это так просто, правда, Фридрих Ницше?», – написал в своем фейсбуке писатель Виктор Мартинович. 

Посадка Навального – не единственная параллель в действиях Москвы и Минска, которую заметили беларусы. Когда боинг с политиком свернул с пути, экс-сотрудница БТ Инга Хрущева написала: «Помните самолет «Белавиа», выполнявший 24 января 2020 регулярный рейс из Минска в Мюнхен. Где-то над польским Вроцлавом борт развернули и посадили в приграничном Гродно. Тогда, как оказалось, человек из Дворца ловил подозреваемых в коррупции директоров сахарных заводов. Ого, так можно? Года не прошло, как воздушный фортель скопипастил человек из бункера». 

Режиссер Виктор Бойко продолжил мысль Инги и объяснил, почему Навальный – скорее прототип Колесниковой, чем Тихановской. «Особенно удалась россиянам середина с неожиданным сюжетном поворотом, когда до посадки во «Внуково» оставалось около 5-6 минут, самолет резко развернулся и направился в «Шереметьево». Хотя постойте, кажется, это уже было год назад, когда ловили директоров жабинковского и городейского заводов, развернув рейс. Самолет сел и вот оно, томительное ожидание… Закончилось предсказуемом концовочкой – задержанием Алексея на паспортном контроле. Перед которым он еще успел произнести небольшую речь для журналистов: «Я ничего не боюсь и вас призываю ничего не бояться». «Возвращение Навального» словно ремейк беларуского варианта «Паспорт Колесниковой». 

Вот, что пишет художница Ника Сандрос: «Соглашусь с Павлом Лобковым: иногда власти не нужно противостоять. Иногда нужно позволить ей совершить все свои ошибки. Так же, как и в Беларуси каждый шаг адептов склеротичного шизоида пудинга – провальный, тупой, самоуничтожающий. Прилетел бы Навальный, сел в тачку, поехал домой, лёг спать – и все дела. Но они, пудингофилы, лезут из шкуры, превращая его в супергероя». 

Ну и куда без шуток о том, что россияне полгода учили беларусов, как нужно протестовать? 

Вывод 4. Беларусы – другие 

Как бы дружно и массово беларусы ни обсуждали прилет Навального – это герой не нашего протеста. Это факт, который, пожалуй, лучше всего объяснил в своем посте блогер Стась Карпов: «Можна сачыць за гісторыяй самага галоўнага расійскага апазіцыянера і яго сям'і як за тужлівай хронікай аб'яўленай смерці. Альбо як за перамогай чалавечага духа. Ну, ці зларадстваваць, калі ты, напрыклад, да***ёб. Але гэта сачэнне за літаратурным сюжэтам, які можна сабе дазволіць разумець асобна ад аўтарскай задумкі.

Штука ў тым, што любая літаратурная гісторыя заканчваецца, прыстасоўваючыся да законаў жанра і далей пачынаецца іншая. Нелітаратурная. Што будзе там? Расія з Навальным не стане болей зразумелай, чым Расія без Навальнага. Іх шлях, іх памкненні, набор таго, чым Расія карыстаецца ў працэсе функцыявання, набор фактараў, якія ёй падаюцца значнымі – усё адно не будуць для вас блізкімі, дарагія мае. І не будуць вам зразумелымі інтуітыўна.

Гэтыя дыоптрыі заўжды будуць для вас расфокусам і галаўным болем. Проста таму, што вы іншыя. Ёсць не так шмат сэнсаў за апошнія паўгода, над якімі можна паразважаць, але ўсе яны, за тое, глабальныя. Напрыклад: вы – іншыя».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«А мы ещё кричали «Милиция с народом!»: как соцсети восприняли слив, доказывающий, что Лукашенко разрешил силовикам убивать

Боль • редакция KYKY

Среди беларуских силовиков Николай Карпенков, пожалуй, один из самых заметных. Это он разбил дубинкой стеклянную дверь кофейни в центре Минска, он же выдал  фразу: «Это вы [протестующие] фашисты, а не мы [силовики] – фашисты». Благодаря своей преданности и отдаче делу, Карпенков смог выбить повышение с должности начальника ГУБОПиКа до заместителя МВД. А сегодня BYPOL опубликовал громкий слив – 12-минутный монолог, в котором человек с голосом, похожим на голос Карпенкова, говорит о создании фактически концлагеря для протестующих и признает, что пытки и убийства силовикам разрешил лично Лукашенко.

Популярное