«Гетто за забором». Что сейчас происходит в беларуских городах – и как их спасти

Места • Дарья Мински, Саша Романова

Рано или поздно беларусам придется строить новую страну и новые города – для этого понадобится опыт европейских экспертов. Виктор Мартинес – директор по развитию города Сан-Кугат-дель-Вальес. История этого городка рядом с Барселоной интересна своей трансформацией из каталонской провинции в smart city с таким количеством датчиков, big data и эко-инициатив, что позавидует Кремниевая долина. Виктор Мартинес готов дать консультации и минским архитекторам и градоначальникам, когда придет время говорить о «Новой Беларуси».

Дорогие и неудобные города

KYKY: Вы наверняка слышали о массовых гражданских протестах в Беларуси. Люди выходят на улицы потому, что понимают: появился шанс построить новую страну без Лукашенко. Мы заранее изучаем возможности для улучшение во всех сферах государственного управления. И конечно, умные города являются одним из приоритетов. Вы – человек, который занимается моделированием умных городов. Какие технологии нам нужны, чтобы сделать беларуские города более smart?

Виктор Мартинес (Víctor Martínez del Rey)

Виктор Мартинес: Умный город не является самоцелью. Это не совсем вопрос big data, устройств и технологий. Нужно использовать многочисленные стратегии для улучшения качества жизни граждан – и это главная идея. Начать стоит с проверки. Как в вашем городе работают базовые государственные сервисы? Уборка улиц, вывоз мусора, городское освещение, канализация, водоснабжение, электроснабжение. Если уличное освещение не идеально потому, что на некоторых участках провисают провода, отчего половина фонарей не горит, то будет сложно установить датчики движения. Это как пытаться поставить электрохромные стекла в Средневековом замке – дорого и неоправданно. А если освещение в порядке, вы можете установить и камеры, и сенсоры, измеряющие качество воздуха. Сможете анализировать данные с освещенных улиц, чтобы понимать, в какое время на них максимальное число прохожих.

KYKY: Предположим, у нас нормально работают все основные государственные службы. Как интегрировать в эту среду элементы smart city?

В.М.: Вы сейчас мыслите по шаблону. А стратегия smart city, как я ее понимаю, предполагает отсутствие шаблонного мышления. Приведу пример. На главной площади Сан-Кугата была проблема: люди на летних террасах издавали много шума. Знаете, горожане привыкли проводить время на улице – в Испании всегда хорошая погода. Но если вы пьете пиво на террасе и громко разговариваете, вы сильно мешаете соседям. А они жалуются в городскую администрацию.

У нас было два варианта. Первый – прийти к хозяину бара со словами: «Вот тебе предупреждение, твои клиенты мешают соседям». Второй вариант – не делать ничего. Но он не годится, потому что, когда вы являетесь городской администрацией, вы должны принимать меры. Что мы сделали? Мы установили датчики для определения уровня шума на улице. Как только шум выходит за пределы дозволенного, уличные фонари начинают мигать. Людям становится понятно, что они нарушают спокойствие окружающих и должны снизить децибелы. Как оказалось, это работает! Дополнительно мы отправляем сообщение владельцу бара о том, что в данный момент клиенты нарушают тишину. Используя доступные технологии, мы не изобретаем ничего нового: датчики шума и уличные фонари с регулировкой яркости существовали до этого. Мы просто объединили технологии в одну. Вопрос в том, используются ли технологии в соответствии с реальными потребностями, улучшают ли они жизнь людей. Неважно, как это будет называться – умный город, экологичный город или еще как-то.

KYKY: Какие еще параметры, кроме уровня шума, мы должны анализировать?

В.М.: Качество воздуха, транспортные потоки и мобильность граждан. Последнее очень важно как для качества воздуха, так и для благополучия жителей. Необходимо настроить службы вывоза мусора. Не знаю, как они работают у вас в Беларуси, разделяете ли вы отходы в контейнерах или используете другую сортировку. Сколько видов мусора вы собираете?

KYKY: У нас есть отдельные контейнеры для пластика, стекла и бумаги в отдельных дворах, но люди не всегда корректно ими пользуются. Это проблема для Беларуси.

В.М.: Проблема сортировки мусора глобальна, и не только для Беларуси. Поверьте, бардак с этим в Испании не меньше. Но если вы хотите уменьшить негативное влияет на окружающую среду – пластик наносит огромный ущерб – и развивать экономику замкнутого, а не линейного цикла, то вам стоит оптимизировать систему сбора мусора. Остановитесь и подумайте: как много контейнеров вы готовы устанавливать на улице? Собирать отходы в три или в пять? Под любое решение есть технология. В нашем случае мы собираем пять разных видов мусора: бумага, стекло, пластик, органика, смешанные отходы. Мусор, не попадающий в эти пять категорий, сдается отдельно. Например, электронные девайсы. И если два года назад мы принимали их для утилизации, то теперь запустили механизм повторного использования. Наняли людей, которые ремонтируют электронные устройства, и запустили целое направление по реализации б/у техники гражданам.

Так мы замыкаем цикл потребления. Что я имею в виду? Если вам нужен девайс, первая мысль, которая придет в голову – купить новый. А теперь представьте, что в вашем городе работает некий аналог wallapop.com (в случае с Беларусью лучше привести в пример «Отдай даром» – прим. KYKY), где вы можете бесплатно или за минимальную сумму взять мебель, велосипед или электронный девайс, получив несколько пунктов в карму по количеству CO2, который не был выброшен в атмосферу благодаря использованию такого подержанного товара.

KYKY: Звучит фантастически круто!

В.М.: И это только один проект, связанный со сбором мусора. Сейчас вам может показаться сложным за пять минут решить, что именно нужно Минску, чтобы стать smart city. В Сан-Кугате мы долго объединялись всеми заинтересованным сторонами, включая граждан и частные лица, и решали, как наш город будет выглядеть в 2050 году. Это был вопрос всего, от городского планирования и услуг до количества зеленых зон. Мнения разных людей по поводу планирования отличаются порой радикально, поэтому нам потребовалось около шести месяцев, чтобы принять решение.

В городах Беларуси наверняка много граждан опытом и возможностями. Вам нужно привлечь этих граждан и сделать их частью процесса принятия решений. Может быть, люди скажут: «Мы не хотим ездить на велосипеде на работу каждый день». Есть примеры городов, которые превращаются в сплошные велосипедные дорожки, несмотря на то, что горожане не любят ездить. Для городской администрации плохо не знать, чего люди хотят и делать то, что они хотят по вашему мнению. Узнавать мнение горожан полезно не только о транспортных потоках и велосипедных дорожках, но и о сортировке отходов и вообще о чем угодно. Опросы помогают избежать бессмысленных реализаций.

Город для бедных и богатых

KYKY: У нас есть пример платформы «Голос», где уже зарегистрировано почти полтора миллиона граждан. Думаю, в Беларуси электронная демократия может внедриться на местном уровне без какого-либо принуждения. Когда люди не доверяют правительству, они создают собственное параллельное правительство. У вас есть мобильное приложение, позволяющее собирать мнения граждан?

В.М.: У нас есть площадка «We decide» или «Мы решаем». Перед тем, как приступить к реализации нового проекта, мы показываем рендеры на этой платформе и просим людей проголосовать за или против. Сейчас работаем над тем, как добиться большей активности. Если проблема не затрагивает человека лично, большой соблазн сказать: «Окей, меня не касается». Должен признаться: на прошлой неделе мы запустили в приложении проект по реконструкции улицы, и только 15% граждан поучаствовало в голосовании. Это ничтожно мало.

Конечно, если не дать людям проголосовать, то они начнут жаловаться. В одно прекрасное утро вы обнаружите их на этой улице с транспарантами. Платформа помогает избежать этого. Пандемия 2020 года, как ни странно, помогает. Люди привыкли целыми днями работать через онлайн-конференции, им проще вовлечься в том числе в городское управление. Онлайны смотрит больше людей, чем посещало встречи до пандемии – из дома легче включить трансляцию, пока ребенок делает домашнее задание. Есть еще один важный вопрос, который нужно выяснить: экономическое расслоение. Я полагаю, что в Беларуси есть разные слои общества, как и в каждой стране. Насколько велик разрыв между бедными и богатыми?

KYKY: Средняя зарплата в Беларуси – 300 евро. В то же время люди, которые работают в международных компаниях, могут получать европейскую зарплату – тогда разрыв будет и в десять раз.

В.М.: Потребности людей с низкой зарплатой могут сильно отличаться от тех, у кого высокая. Неправильно строить умный город с датчиками для благополучных граждан – это будет гетто за забором. Важно сократить разрыв, потому что неравенство гарантирует большие проблемы. Для начала нужно продемонстрировать, что вы хотите реально помочь людям с зарплатой 300 евро. Вы можете создать государственную энергоснабжающую компанию, которая предлагает низкую стоимость энергии, воды и бесплатный сбор мусора. Можете предоставить им субсидии на ремонт или переоборудование дома. Можете предложить им услуги здравоохранения, чтобы они чувствовали себя в безопасности.

Одна из лучших вещей, которые есть у нас в Испании – служба здравоохранения. Неважно, богат ты или беден – время ожидания в госпитале у тебя одинаковое. Врач не спрашивает, сколько ты зарабатываешь и насколько ты успешен. Конечно, у богатых людей есть свое частное страхование, но статистика показывает, что в случае серьезных проблем они тоже идут в государственные больницы, потому что доверяют им больше. Другая важная тема – школы и университеты. Равный доступ к качественному образованию очень важен. Да, это непросто и на это нужны деньги. Здесь мы переходим к системе налогообложения. Богатые люди должны платить больше налогов. В противном случае такая система неосуществима.

KYKY: Мы обязательно должны внедрить прогрессивную налоговую систему. Но если вернуться пока в Сан-Кугат, то какими ограничениями вы столкнулись? Были это технические проблемы или какое-то политическое сопротивление? Что для вас было самым сложным в работе smart city?

В.М.: Самое сложное – это национальное регулирование. Некоторые кейсы просто схлопываются. Попытки показать государственной администрации, что вы прозрачны и все делаете правильно, занимают очень много времени. Например, мы хотим реализовать решение по энергоэффективности. Выясняется, что на рынке у нескольких компаний есть монополия на поставку электроэнергии. Вы понимаете, о чем я? Если вы начинаете бороться с этими компаниями, вы наталкиваетесь на стену чьих-то интересов.

Испания – одна из самых солнечных стран Европы. Но мы не используем солнечную энергию должным способом из-за государственного регулирования сферы, потому что в противном случае крупные компании будут терять деньги. Это колоссальная проблема. В данный момент мы пытаемся создать сообщество для обмена энергией с помощью блокчейна, но есть ограничения на уровне правительства. В прошлом правила создавались людьми с особыми интересами. И нужно установить новые правила во благо обычных граждан. Тогда все пойдет иначе. Это не просто, но мы над этим работаем.

KYKY: Классическая схема политического лоббирования. Понятно, что решение должно быть максимально прозрачным.

В.М.: Да, абсолютно никто не должен иметь экономического интереса. Умный экологичный город – не вопрос обогащения. При этом сама экологичность не из дешевых. Но она связана с благополучием граждан, поэтому ей стоит заниматься. Местные представители должны понимать, что нужно вкладывать деньги. Чтобы иметь хорошее качество воздуха, нужно инвестировать в средства для очистки воздуха на крупных предприятиях, солнечную энергию, электромобили. Кроме того, есть решения, помогающие снизить текущие инвестиции.

Вы знаете, что такое EPC-контракты? Проектирование, закупки и строительство. Есть частные компании, которые могут инвестировать в ваши здания для модернизации. Грамотная модернизация уменьшает потребление энергии – это пример частно-государственного партнерства. Евросоюз сейчас мало ориентируется на частника, но если вы на начальном этапе включаете в принятие решений третью сторону, то есть граждан, вы можете продвинуться дальше.

Рано или поздно в Беларусь из Европы придут деньги. Напимер, в Сан-Кугате мы работали в рамках европейского проекта поддержки, финансируемого Европейской комиссией. Конечно, политическая ситуация должна быть стабильной, в противном случае международные компании не придут. Но когда вы получите свою демократию, с вами случится то же самое, что было в Польше. Лет 20 назад крупные испанские компании не хотели инвестировать в компании в Польше, но потом ситуация поменялась, и уже 10 лет Польша остается очень успешной стабильной страной. Даже на уровне города – у них очень хорошие умные города. Это одна из тех стран, которую вы в Беларуси можете использовать как зеркало.

KYKY: Есть информация о том, что многие фонды готовы инвестировать в преобразование страны после того, как будет осуществлена передача власти. Собственно, это одна из причин, почему мы с вами разговариваем – здорово увидеть картину будущего беларуских городов, чтобы понимать, за что мы боремся.

В.М.: Знаете, в Испании тоже была диктатура вплоть до 1975 года. Когда мы изменили ситуацию, нас просто захлестнуло волной коррупции. В самом начале люди полагают, что они работают плечом к плечу и у всех общая цель. Но время идет, изменения остаются – и появляются дополнительные возможности получить много денег. Так возникает коррупция, с которой пришлось столкнуться не только Испании, но и всем демократиям по всей Европе. Лучше иметь четкий план, что вы будете делать. Не нужно отрубать руки, как в исламских странах, но жесткость в этом вопросе должна присутствовать.

KYKY: Вы говорили о картине умного города к 2050 году. Не могли бы вы рассказать немного подробнее, как вы представляете этот умный город в 2050 году?

В.М.: Мы сосредоточились на двух темах: здания и городское пространство. К 2050 году все дома в Сан-Кугате должны быть модернизированы с точки зрения энерго- и водосбережения. Вода, поступающая из ванной и душа, может пройти очистку и использоваться повторно для промывки. Уже семь лет такой принцип является обязательным для новостроек Сан-Кугата, или для переоборудования больших домов. Если где-либо невозможно установить очистку воды, мы используем систему от соседних зданий. Другие здания могут производить солнечную электроэнергию и делиться ею с районом. Кроме того, изменения касаются и планировки многоквартирных домов. Мы предлагаем зоны общего пользования: прачечная, столовая, тренажерный зал. В идеале иметь личное пространство для сна, а остальные помещения делить между соседями.

Третья идея состоит в том, чтобы застройщик рационально использовал землю. Например, общеобразовательная школа работает как школа с 8 утра до 6 вечера. Но с 6 вечера до полуночи она закрыта. Зачем строить новое здание для тренингового центра или ассоциации, если они могут проводить занятия в пустующих классах старшей школы? Освободившееся место лучше использовать для того, чтобы там появилась зеленая зона. Зеленые зоны в центре создают здоровую плотность пространства, и при этом люди могут использовать их по своему усмотрению. Спросите их, чем они хотят заниматься, и создайте им городское пространство, которое будет продолжением их дома.

Городское пространство должно быть максимально безопасным не только для мужчин, но и для женщин. Буквально на прошлой неделе со мной произошло открытие: я понял, что кусты, украшающие улицу, для меня являются зеленым активом. Я не придавал значения тому факту, что там может спрятаться преступник и попытаться на меня напасть. Но женщины не чувствуют себя на улице в такой же безопасности, и городское планирование должно учитывать этот факт. Женщина будет переходить на другую сторону улицы, если не убрать кусты. В этом смысле мы меняем городское планирование, внедряя этот аспект в пространство.

Какой страной вы хотите быть?

KYKY: У вас есть общее программное обеспечение, чтобы отслеживать такие вещи в разных частях города?

В.М.: К сожалению, общего софта нет. Еще лет 10 назад было много частных компаний, которые предлагали золотые горы: «Окей, вот вам программное обеспечение, которое проанализирует все, что только можно». Нормальной разработки пока не предложил никто, поэтому мы используем совершенно разные софты для уличного освещения, морских путешествий, сети водоснабжения, сетей электроснабжения. Есть общая панель инструментов, на которой можно отображать всю информацию – но речь про визуализацию, а не менеджмент.

Единую платформу, которая будет одновременно получать данные от сбора мусора, анализировать передвижение пешеходов по городу и включение уличных фонарей, создать очень сложно. Но видение, как можно соединить big data с различными государственными услугами, у нас есть. Мы же генерируем данные 24 часа в сутки – у всех есть мобильный телефон. Уровень шума, освещенность в ночное время и многое другое. В будущем мы планируем запустить открытую платформу, которая даст возможность в том числе горожанам Сан-Кугата анализировать данные, предоставляемые службами. Если у вас есть время и терпение, если вы планируете оказывать услуги населению, то вы можете взять сырые записи и изучить – чтобы понять, например, сколько человек ходит по улице, где вы хотите открыть кафе.

KYKY: Все, что вы рассказываете, звучит очень здорово. Когда у вас появится такая платформа, можно связаться с вами еще раз?

В.М.: Да без проблем! Но тут есть еще один немаловажный фактор. В Испании ситуация с пандемией изменила поведение многих людей. С марта 2020 года большинство жителей Каталонии захотели переехать в сельскую местность. Они поняли, что карантин легче пережить в небольшом городке, чем в столице: качество жизни намного лучше, дети могут гулять, и ограничения на случай новой пандемии более мягкие. Возможно, вам также стоит это учитывать, когда будете создавать свою новую страну.

Можно попытаться облегчить жизнь в селе, чтобы люди не переезжали в города. Не забывайте: чем больше людей, тем сложнее управлять городами. Это влияет на передвижение, качество воздуха, количество услуг: школы, больницы. Есть исследования о влиянии качества воздуха в городах на продолжительность жизни. Мы 24 часа 7 дней в неделю вдыхаем дым и тяжелые металлы. Никакие цифровые датчики не помогут избавиться от этих металлов. Стоит проанализировать этот аспект. Какой страной вы хотите быть? Насколько в Беларуси развито животноводство? Есть домашний скот, коровы, бараны, фермы?

KYKY: Общество довольно сильно урбанизировано, и более 70% населения живет в городах. Средний возраст смерти, по крайней мере, у мужчин, составляет 65-70 лет. С другой стороны, у беларусов есть дачи – малое советские земледелие. Была традиция иметь домик за городом и выращивать свои собственные овощи. Это не так популярно в наши дни, потому что инфраструктура в небольших городах ужасная. Если вы хотите жить там постоянно, вам придется создавать собственную инфраструктуру, а это дорого.

В.М.: Может быть, у вас появится возможность создать в сельской местности индустрию, обеспечивающую города продуктами питания? Если создать возможности для бизнеса, люди поедут в деревню из города. Не знаю, каковы тренды в Беларуси, но здесь в Испании мы очень озабочены тем, что мы едим. Мы обеспокоены пестицидами и условиями выращивания. Создайте своего рода экологически чистые бизнесы, и это поддержит экономику. Это может быть линия финансирования от государства. У вас сейчас есть отличная возможность вовлечения граждан в планирование и управление. Например, в Испании или Германии сделать такого рода вовлечение граждан очень сложно, потому что общей цели нет. А у вас она есть. Используйте ее, чтобы усовершенствовать ваши города и вашу страну. Желаю вам достичь вашей цели. Уверен, что у вас все получится.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Гетто». Как целый протестный район «наказали» отключением воды и отопления – а люди всё равно спасли друг друга

Места • редакция KYKY

В Новой Боровой уже трое суток отсутствует водоснабжение, сегодня там отключили отопление. Чтобы вернуть блага цивилизации, правозащитники и местные жители пишут обращения в ООН – «власти» города цинично игнорируют проблему, а «президент» по старой привычке «берет вопрос на личный контроль». Тем временем МИД заявляет, что не видит смысла продолжать с ЕС диалог о правах человека. Звучит как метафора, но это свершившийся факт.

Популярное